Нижняя блефаропластика у Зураба Меладзе

Эта проблема оказалась у меня наследственной
  1. Варданова Карина
Нижняя блефаропластика у Зураба Меладзе

Сейчас мне 35 лет, а 2 года назад я заметила, что у меня появились мешки под глазами. И даже не просто появились, а будто бы даже растут и увеличиваются в размерах. Сначала я не особо обращала внимания, потому что всегда так складывались обстоятельства, что я находила якобы причину такого своего внешнего вида — то воду на ночь попью, то соленого поем, то недосып. То есть считала, что всему виной неправильный образ жизни. Потом во время отпуска я наконец решила заняться собой и стала вести почти здоровый образ жизни. И тут меня ожидал сюрприз! Мешки под глазами не исчезали! То есть я и спать пораньше ложилась, и не ела-не пила ничего на ночь, но проснуться писаной красавицей мне не удавалось.

Я решила бороться. Сначала это были различные кремы — с эффектом дренажа, лифтинг-эффектом, против отечности… Стала даже ложки холодные прикладывать. Ну, на пару часов эти средства помогали, но не дольше. В итоге я почти смирилась, решила, что по сравнению с какими-нибудь врожденными дефектами, у меня всё еще привлекательное лицо, несмотря на мешки под глазами.

Но длилось моё терпение только до момента, как я в ютубе увидела рассказ-блог девушки с такой же проблемой, как у меня. Правда, она решила бороться с ней и сделала операцию.

Как нашла хирурга

Да проще простого. Рыла информацию в Интернете. Было немало претендентов, скажу честно, но вот в итоге карты легли таким образом, что я выбрала именно Зураба Меладзе. В долгих беседах с ним я и узнала, что мешки — это грыжи, так называемые жировые пакеты, которые вышли из своей первоначальной зоны. В норме жирок должен быть за границей кости орбиты и быть своеобразной подушкой для глаз, но с возрастом жировые пакеты смещаются, растягиваются и выпячиваются. Потому и принимают такой непривлекательный видок. То есть это не отеки, это не вода или соленая еда влияет, а вот такой вот непослушный жир, который «лезет куда не надо».

Оказалось еще, что это наследственная предрасположенность. Чтобы убедиться, есть ли такое по линии моих родственников, я даже разобрала старые фотографии. И что бы вы думали? Всё так, у меня даже у папы была такая особенность, представляете? Поскольку я молодая и кожа у меня упругая, то мне врач посоветовал сделать трансконъюктивальную блефаропластику.

Вторая консультация 

 Было немало претендентов, скажу честно, но вот в итоге карты легли таким образом, что я выбрала именно Зураба Меладзе

Я не сразу решилась на операцию. Это же всё-таки серьезное дело. Но выглядеть красиво очень уж хотелось. И я себя настраивала что люди ведь делают отбеливание зубов или ставят импланты и это считается само собой разумеющимся. Так что плохого в том, что я сделаю небольшую операцию ради своей красоты? Я думала-думала, потом поехала на вторую консультацию.

Стала пытать Зураба Амирановича, изменится ли у меня разрез глаз после такой операции? В ответ хирург удивился и сказал, что после трансконъюктивальной пластики таких последствий быть не может, потому что жировые грыжи через небольшой разрез удаляются, а кожа вообще не затрагивается. Ещё я боялась, что вдруг у меня потом станут глаза навыкат или какие-нибудь ввалившиеся. В ответ мне снова повторили, что такой риск, хоть и очень низкий, есть при классической методике, если врач сделает что-то не так. А у меня хирург опытный, да и методика новая, а не традиционная. Еще сначала даже хотела рискнуть и сделать под местной, на что мне заметили, что при таком обезболивании я как раз и испытаю больший стресс.

Меня уверили, что наркоз не с бухты-барахты делается, а его тщательно подбирает врач-анестезиолог, учитывая все твои имеющиеся болезни, рассчитывает дозировку и всё такое. Сначала я даже думала, что, возможно, мне стоит отложить операцию на пару лет, но потом всё-таки решилась, ведь за еще 2 года жировые грыжи станут больше, а мне такого добра не надо. Тем более, как мне пообещали, через неделю я уже смогу выходить в люди без особых проблем. Ну как здесь отказаться? Наконец я приняла решение.

О том, что я буду оперироваться, знали моя семья и пара подруг. На работе я не стала распространяться об этом, потому что хотела выдержать «чистоту эксперимента» — заметят ли на работе изменения в моем лице или нет.

Тот самый день

Пластический хирург Зураб Меладзе

Для меня было тяжко не есть и не пить за 8 часов до операции. Из-за этого ограничения я попросила, чтобы мне операцию назначили на 10 часов утра, чтобы это получился просто начало дня без завтрака. Но очень сильно хотелось воды, но нельзя, иначе после седации будет тошнить.

После операции я спокойно проснулась, как будто выспалась в выходной. Зураб Амиранович оказался у меня в палате, когда я проснулась. Но сначала не могла открыть глаза, потому что на них была повязка. Мне хирург рассказал, как прошла пластика, что всё было успешно, во время операций никак осложнений не приключилось, но теперь мне предстоит отдыхать. Зураб Амиранович был очень деликатен, расспрашивал меня о самочувствии. Потом я снова заснула, а через пару часов после сна мне сняли повязку и я смогла увидеть обстановку.

Увидеть, правда, это сильно сказано, потому что у меня в глазах немного двоилось, но через некоторое время всё прошло и я вздохнула с облегчением. Поэтому-то у меня и была медсестра, которая мне помогала поесть, попить в палате.

Первые 3 дня в квартире

Для меня ограничения во время реабилитации были довольны тяжелы. Но не в физическом смысле, а психологическом, потому что нельзя было смотреть телевизор, никакого телефона или компьютера. О книгах тоже лучше не вспоминать, да и вообще никак напрягать глаза нельзя было. А я ведь так люблю Интернет и соцсети!.. Эх… И ведь даже с людьми тоже толком не пообщаешься. Во-первых, внешний вид оставляет желать лучшего, а во-вторых, ограничить общение нужно ради своего блага, чтобы не заразиться от окружающих чем-нибудь, ведь после операции иммунитет немного ослаблен. Физические нагрузки тоже запрещены.

Я спасалась тем, что слушала музыку и слушала сериалы. Мне было очень скучно, буду откровенна. Да еще и есть всё подряд нельзя было — соленые, горячие и острые блюда временно покинули мой рацион, как и алкогольные напитки. Про душ тоже пока не стоило заикаться, равно как и об элементарном умывании. Спать нужно было на высокой подушке, чтобы отек не был слишком большим, хотя у меня вроде припухлости не были ярко выражены.

Никакого эффекта усталости!

Когда наконец сняли повязки, я думала, что буду выглядеть пугающе, но нет, были чуть заметные отеки и синяки. Но они не казались какими-то ужасными. На протяжении реабилитации, когда не было дней приема и осмотра, мне регулярно звонили из клиники и я отправляла селфи своему хирургу, чтобы он наблюдал происходящую динамику.

Когда вышла на работу, одни сказали, что я хорошо отдохнула, но другие ничего не заметили. Однако я видела результат и это главное. Просто ведь мы всегда сосредотачиваем своё внимание на недостатках, а когда лицо их лишилось, то и люди перестали реагировать на это. И это круто, я считаю. Теперь у меня никаких мешков под глазами, гладкая кожа и рельеф. Спасибо золотым рукам моего хирурга Зураба Амирановича. Если б не он, может, я бы так и ходила, пугала окружающих своими огроменным мешками под глазами.

Также читайте на эту тему