Пластический хирург Владислав Охрименко

Во Владивостоке гораздо меньше специалистов, чем в столице
  1. Алиса Дзержинская
Пластический хирург Владислав Охрименко

По понятным причинам большинство пациентов предпочитает докторов зрелого и более старшего возраста, сомневаясь в компетентности молодых специалистов. Однако во многих случаях такой выбор несправедлив, ведь профессионалом можно быть в любом возрасте. Сегодня мы побеседовали с пластическим хирургом Владиславом Охрименко, которому исполнилось 28 лет. Доктор практикует во Владивостоке и ему доверяют многие пациенты, ведь за семилетнюю практику Владислав Юрьевич уже провел сотни операций.

Корр.: Расскажите, почему вашей профессией стала пластическая хирургия?

Владислав Охрименко: Тут нет сложных объяснений. Я испытываю удовольствие от того, что могу приносить пользу и радость людям, делая их красивее.

Корр.: Можете назвать главные трудности работы пластическим хирургом?

Владислав Охрименко: Всю работу можно поделить на ту, что идет в операционной, и ту, что происходит в кабинете консультаций. Порой именно вторая бывает очень сложной. Здесь нужно не просто настроить человека на операцию, но и объяснить ему, какие риски существует, чтобы он действительно осознал всю серьезность предпринимаемого шага. Говорим о том, что есть реабилитация, есть отеки — некоторые не понимают, что это временное явление, или думают, что после операции наступит мгновенное преображение. Вот с этими заблуждениями и приходится бороться.

Корр.: Если говорить о пациентах, то какова среди них доля мужчин? Кто чаще обращается — молодежь или люди в возрасте?

Владислав Охрименко: Вы знаете, конкретного разделения на возрасты нет, но обращается как 18-летние, так и люди, которым уже за 70. А вот по гендеру пациенты распределяются примерно 90% на 10%, где в меньшинстве мужчины. Сильный пол редко обращается, но всё-таки есть у нас и пациенты-мужчины. Как правило, они хотят сделать блефаропластику, липосакцию и коррекцию носа. А у женщин пользуется популярностью операция по увеличению груди. Затем идет пластика век и носа. Ну и липосакцию тоже часто делают.

Я стараюсь максимально сохранить индивидуальную красоту пациента, чтобы получить естественный эффект

Корр.: А вы относитесь к тем хирургам, которые отговаривают пациентов от пластики, если видят отсутствие причин или показаний к операции?

Владислав Охрименко: Конечно. Наша специальность подразумевает улучшение состояния человека, а не действия ему во вред. Если мне очевидно, что нет никаких эстетических дефектов внешности, то я не буду оперировать. Хочу сказать, что довольно часто отказываю по этой причине. Как бы не уговаривал пациент, я не соглашусь, если нет показаний к хирургическому вмешательству.

Корр.: Владислав Юрьевич, сегодня распространено мнение, что современные красотки — все на одно лицо, потому что делают пластические операции. Что вы думаете по этому поводу?

Владислав Охрименко: К сожалению, действительно замечал подобные тенденции. Но причиной я вижу не сами пластические операции, а то, что эти женщины все оперируются у одного специалиста, которые привык делать по одному образцу, если можно так выразиться. Лично я стараюсь максимально сохранить индивидуальную красоту пациента, чтобы получить естественный эффект, а не какого-либо двойника.

Корр.: Чего боятся пациенты перед операцией?

Владислав Охрименко: Главный страх пациентов — это наркоз. Особенно, если учесть, как наши СМИ нагнетают ситуацию и распространяют всякие мифы, например, о том, что наркоз сокращает года жизни. Но ведь это безопасно, когда процедуру проводит грамотный врач анестезиолог-реаниматолог. Так что часто объясняем все моменты и подробности введения в наркоз нашим пациентам, чтобы они знали, как всё происходит

Корр.: Было ли в вашей практике, чтобы люди потом раскаивались в том, что сделали пластическую операцию?

Владислав Охрименко: Вы знаете, нет, и я очень этому рад. Да и у пациента есть достаточно времени, чтобы передумать. Во-первых, прежде чем ложиться на операционный стол, пациенты сдают анализы, проходят обследование, а это тоже занимает время. Во-вторых, есть очереди. В среднем, от консультации до операции проходит 2-3 недели, так что время на дополнительное обдумывание у пациента есть.

Пластическая хирургия во Владивостоке

Корр.: Поскольку Владивосток близок к Южной Корее, то задам следующий вопрос. Считается, что пластика в этой стране на высоте. По-вашему, стоит ли россиянам обращаться туда за коррекцией внешности?

Владислав Охрименко: Я бы не стал называть азиатскую медицину лучшей, она другая. Там применяются другие методы, которые не характерны ни для России, ни для Европы. Я соглашусь, что прооперированный тамошними хирургами представитель азиатской внешности действительно получит отличный результат. Но сказать то же самое о европейских пациентах я не могу. Азиаты и европейцы обладают разными анатомическими особенностями, обусловленными расовой принадлежностью. И корейским пластическим хирургам будет труднее создать хороший результат, потому что весь их опыт основан на работе с азиатской внешностью.

Скажу честно, мне не нравится, как активно сегодня рекламируется пластическая хирургия в Южной Корее. К нам обращается немало пациентов, которые доверились корейским врачам, а в итоге приходят к нам на повторные операции. Моё мнение таково — делать пластику нужно на родине, там, где ты сможешь в любой момент обратиться к своему хирургу, если что-то пойдет не так. Да и цены за рубежом выше, чем в России, хотя наши специалисты весьма профессиональны и мало в чем могут уступать заграничным коллегам.

В принципе, можно делать пластические операции за границей. Но тогда нужно руководствоваться тем, что вы летите к конкретному хирургу, а не только из-за самого факта операции за рубежом.

Делать пластику нужно на родине, где ты сможешь в любой момент обратиться к своему хирургу

Корр.: Вы упомянули повторные операции. Исправляете ошибки своих коллег?

Владислав Охрименко: Не так часто, но бывает. В большинстве случаев мы советуем пациентам обращаться к первому хирургу, ведь он знает досконально, что и как он оперировал.

Корр.: А что можете сказать о пластической хирургии во Владивостоке? Есть какие-то особенности?

Владислав Охрименко: Я учился в Москве и могу сказать, что разница колоссальная. Нет, уровень профессионализма наших хирургов так же высокий, но число докторов намного меньше, чем в столице. Когда я оказался в Москве, складывалось впечатление, что в этом городе работают все врачи страны — так их много. Владивосток похвастаться таким числом докторов точно не может, но, вероятно, это и к лучшему. Есть недостаток нашего географического расположения — много обучающих конференций, мастер-классов и конгрессов проходит именно в Москве и не всегда получается вылететь в столицу на мероприятия. Но мы стараемся.

Корр.: Москва — это ведь столица, множество возможностей. У вас ведь был шанс остаться, почему решились вернуться?

Владислав Охрименко: Ответ прост. Я люблю свою малую родину и мне не хочется отсюда куда-то переезжать.

Теги: интервью 
Также читайте на эту тему
Ограничения, преимущества и часто задаваемые вопросы о липофилинге груди
Ирина Веснина
Ограничения, преимущества и часто задаваемые вопросы о липофилинге груди Аутотрансплантация (пересадка) жира в настоящее время является одной из самых обсуждаемых тем в современной пластической хирургии. Многих пациентов привлекают не только продвинутые методы...
Пластическая операция как подарок
Александра Штольц
Пластическая операция как подарок Независимо от того, покупаете ли вы подарок в последнюю минуту или заблаговременно готовите его, получатель презента может захотеть чего-то большего...
Есть ли жизнь после смены пола?
Александра Штольц
Есть ли жизнь после смены пола? Сегодня заявить на весь мир о том, что ты родился не в своем теле, уже не считается проявлением смелости или неким вызовом обществу...
Ангелина Гумбатова
Как клиники пластической хирургии зарабатывают блестящую репутацию Какие факторы помогают клиникам пластической хирургии стать одними из лучших в своей сфере?
Ваш гид по ринопластике
Регина Волоченко
Ваш гид по ринопластике Постоянно думаете о том, как бы изменить внешний вид носа? Вы не одни. В России в прошлом году сделали 16 000 пластических операций по коррекции органа дыхания.
Марта Русецкая
Блефаропластика или эндоскопическая подтяжка лба? Что же нужно пациенту — пластика верхних век, подтяжка лба или височный лифтинг?
Липосакция Body-Jet избавит от лишнего жира
Александра Штольц
Липосакция Body Jet избавит от лишнего жира Неоспоримым преимуществом методики является способность удалять жировые излишки в больших по масштабу участков (зон) тела
Знаменитости, удалившие комки Биша
Александра Штольц
Знаменитости, удалившие комки Биша Звёзды не упускают шанса использовать все имеющиеся возможности, чтобы подчеркнуть или создать более привлекательную внешность.
Обнаружат ли рентген и МРТ следы пластических операций?
Лина Перова
Обнаружат ли рентген и МРТ следы пластических операций? По одному лишь внешнему виду вы никогда не узнаете, повезло ли вашему собеседнику с генами или это хорошая работа пластического хирурга.