Пластический хирург Дмитрий Обыденнов

К операции нужно прибегать, когда других вариантов нет
  1. Марина Городецкая
Пластический хирург Дмитрий Обыденнов

В Казани, как в большинстве городов-миллионников, немало клиник пластической хирургии. Одной из первых в городе открылась «Клиника Обыденнова». Сегодня она имеет и смежное направление по косметологии. Почему основатели медцентра решили задействовать сразу два направления, какова частота операций среди казанских пациентов и почему мало внимания уделяется социальным сетям? На эти и другие актуальные вопросы ответил пластический хирург Обыденнов Дмитрий Сергеевич, совладелец одноименной клиники.

Корр.: Клинику создавал ваш отец. Если судить по спросу, по интересу пациентов, можете сравнить общую ситуацию на рынке в прошлом и сегодня?

Дмитрий Обыденнов: Сначала папа выполнял операции в РКБ, потом в 2002 году основал клинику, но я о том времени могу рассказать только со слов отца, поскольку в том возрасте еще не мог участвовать в жизни медцентра. Тогда операций было очень мало. Приведу цифры. Из 100 человек, которые к папе приходили на консультацию, лишь 2-3 доходили до операции. Тогда ведь не было много информации о пластической хирургии, люди думали, что это просто — пришел и ушел с новым лицом или телом. Но на консультации они понимали, что у каждой операции есть показания и противопоказания, что есть реабилитационный период…

Сегодня же мы выполняем, по крайней мере, две операции в день. В период каникул самой востребованной становится отопластика, когда устранять лопоухость приходят школьники и студенты. Но самой популярной могу назвать блефаропластику — в день мы проводим минимум одну пластику век. Часто интересуются пластикой груди, и спрос продолжает увеличиваться ежегодно. Если лет пять назад мы проводили 3-4 операции по маммопластике в месяц, то сейчас мы такое же количество выполняем в неделю. Полагаю, эта тенденция объясняется тем, что люди стали более доброжелательно относиться к коррекции внешности, несмотря на частый негатив в СМИ насчет неудачных операций. И еще за ринопластикой сейчас стали чаще обращаться, думаю, этот тип пластики тоже будет становиться более популярным.

Корр.: Шесть лет назад вы открыли в городе вторую клинику, специализация которой является косметология. Почему? Потому что эта сфера тоже стала активно развиваться?

Дмитрий Обыденнов: Да, вы правы. Но еще мы руководствовались другой причиной. К нам ведь на консультации приходят пациенты с разными показаниями. Лично я считаю, что к хирургическому вмешательству нужно прибегать, когда других вариантов нет. При возможности использовать другие щадящие методики, лучше сначала попробовать их. Любая операция имеет, пусть даже небольшой, риск осложнений. Хотя, безусловно, при проведении косметологических процедур он тоже присутствует, однако этот риск ниже, поскольку глубина вмешательства всё-таки меньше.

В период каникул самой востребованной становится отопластика, когда устранять лопоухость приходят школьники и студенты

Корр.: Получается, вы хотите вести пациентов на всех этапах? Если им еще рано приступать к пластической операции, то они всё равно сделают косметологическую процедуру? Сохраняете таким образом клиентов?

Дмитрий Обыденнов: В целом, да.

Корр.: А косметология сейчас, с точки зрения бизнеса, более прибыльный рынок?

Дмитрий Обыденнов: Однозначного ответа дать не могу. Но если сравнивать число обращений к косметологу и пластическому хирургу, то первых будет больше. Не каждый готов решиться на операцию и наркоз.

Корр.: Если сравнивать доходы от клиники пластической хирургии и косметологии, каков процент прибыли от каждой из них?

Дмитрий Обыденнов: 50/50, но при этом, полагаю, доля косметологии будет увеличиваться. Почему? Потому что косметологические процедуры обычно подразумевают курс, а эффект от них длится обычно в течение нескольких месяцев, а не лет, как после операции. Допустим, если взять условного среднестатистического пациента, женщину 35-40 лет, то у нее обычно идут жалобы на снижение тонуса лица. Можно предложить операцию или косметологию, и в итоге мы получим нужный нам результат. Однако пластическая операция в итоге обойдется дешевле, так как косметолога придется посещать регулярно, а стоимость полного курса процедур в конечном счете окажется выше. Но при этом они не требуют продолжительного периода реабилитации или разрезов.

Корр.: Однако все равно хирургия получается более выгодна для бизнеса?

Дмитрий Обыденнов: Если говорить о классической операции, то да, эта отрасль рентабельнее косметологии, потому что нужны лишь руки хорошего пластического хирурга, а не дорогостоящие препараты.

Клиника пластической хирургии

Корр.: Как вы можете оценить рынок эстетической медицины в Казани?

Дмитрий Обыденнов: Наш город очень развит в этом плане, особенно много клиник косметологии. Подчеркну, я имею в виду медучреждения, а не пресловутые салоны красоты, где имеются кабинеты косметолога, но при этом там и стрижки делают, и маникюр. Я такой подход не одобряю.

Честно говоря, по клиникам пластической хирургии я не могу назвать точное число. Особенно, если учитывать, что в государственных городских клиниках сейчас тоже выполняют пластические операции. Клиентов хватает всем. Допустим, раньше я не хотел оперировать по выходным дням, а сегодня такой вопрос даже не стоит. Поток пациентов очень большой.

Корр.: В советское время обычной практикой стало «доставать» какие-либо вещи из-за рубежа. А сегодня как обстоят дела с оборудованием, технологиями? Доступны ли передовые методики в России?

Дмитрий Обыденнов: Да, с этим проблем нет. Тут немного другая загвоздка: об отечественных производителях говорить практически не приходится, покупаем почти всё иностранное. А это весьма дорогостоящая продукция.

Корр.: Но наверняка, если дорого, то и прослужит долго?

Дмитрий Обыденнов: Вы знаете, обновляем мы оборудование довольно часто. Но дело даже не в физической эксплуатации, а в моральной, потому что методики меняются и совершенствуются постоянно. Минимум 1 аппарат в год мы приобретаем, чтобы обеспечивать пациентам возможность пользоваться новыми технологиями.

Корр.: Дмитрий Сергеевич, вы сказали, что вашему отцу довольно сложно было открывать коммерческую клинику. А сегодня есть перспективы у потенциально новых участников рынка?

Дмитрий Обыденнов: Вполне. Конечно, при этом нужно понимать, что пластическая хирургия — это не обычный бизнес, который можно легко превращать во франшизу. Наша главная цель — не выстраивание бизнеса как такового, а качественная помощь пациентам.

Сегодня даже понятия существуют: «инстаграммный» и «неинстаграммный» врач

Корр.: А много ли действительно достойных специалистов по пластике?

Дмитрий Обыденнов: Скорее, наоборот. Но в нашей клинике мы решаем этот вопрос по-другому. Скажем, «выращиваем» персонал. Нам это удобнее, чем приглашать какого-то известного специалиста со стороны. У нас свои стандарты, а такой знаменитый доктор будет предпочитать руководствоваться собственными принципами, необязательно плохими, но тем не менее. У нас много активных молодых специалистов, которые хотят учиться, аккуратно всё делают.

Корр.: Что больше привлекает пациентов в клинику — имя хирурга или работа маркетолога, который будет успешно рекламировать заведение?

Дмитрий Обыденнов: Тема актуальная для многих хирургов. Сегодня даже понятия существуют: «инстаграммный» и «неинстаграммный» врач. Я постоянно собираюсь активно заняться социальными сетями, публиковать посты на своей странице, но в итоге так толком ей не занимаюсь. Видимо, просто не моё. Отец тоже не очень жалует такой метод рекламы, считает, что сначала нужно быть врачом, а не бизнесменом. При этом у меня есть столичные коллеги, которые поток пациентов себе наладили как раз из социальных сетей. Возможно, в будущем и у меня так сложится, но на данный момент пока нет. К нам большинство пациентов приходят всё-таки по личной рекомендации близких или знакомых.

Корр.: Многие скептики считают, что проблемы с внешностью лучше решать на приеме у психолога, а не у пластического хирурга. А как вы считаете?

Дмитрий Обыденнов: Я, безусловно, голосую за помощь психолога, если он действительно способен решить проблему. Так, я со своими пациентами провожу тщательную консультацию, никогда не стараюсь их склонить к операции, скорее, наоборот. Так что бизнесмен из меня, наверное, неважный. Соглашаюсь взять пациента, когда он говорит, ну вот никак без пластики. В ряде случаев я сам советовал людям посетить психолога, но ответная реакция была агрессивной. Многие до сих пор не понимают разницы между психологом и психиатром.

Также читайте на эту тему
Супермодели и их пластические операции
Диана Назарова
Супермодели и их пластические операции Манекенщицы, а особенно супермодели часто воспринимаются обывателями как образцы идеальной человеческой красоты. Восхищение, миллионы поклонников, миллионы за разовую съемку или проход по подиуму…...
Бюстгальтеры после маммопластики и мастэктомии
Диана Назарова
Бюстгальтеры после маммопластики и мастэктомии Уменьшение груди, её удаление из-за рака — поворотный момент в жизни женщины. Вопрос подходящего бюстгальтера в этом случае играет большую роль...
Бум пластической хирургии в Южной Корее
Ирина Веснина
Бум пластической хирургии в Южной Корее: стремление быть «выше нормы» Сегодня Южная Корея считается «столицей пластической хирургии» в мире, и в ней насчитывается самое большое количество косметических процедур на душу населения в мире...
Модели плюс-сайз тоже делают это: пластика подбородка
Ирина Веснина
Модели плюс-сайз тоже делают это: пластика подбородка Пластические хирурги раскрывают одну из самых распространенных процедур у моделей больших размеров.
Вагинальное омоложение и лабиопластика — не одно и то же
Марина Городецкая
Вагинальное омоложение и лабиопластика — не одно и то же Американское общество эстетической пластической хирургии сообщило о 500%-ном увеличении количества операций по лабиопластике за последние 5 лет.
Беспощадный союз пластической хирургии и социальных сетей
Марина Городецкая
Беспощадный союз пластической хирургии и социальных сетей В Южной Флориде, известной своим большим количеством успешных и неудачных пластических операций, социальные сети принесли в индустрию совершенно новый уровень сумасшествия.
У мужчин Марокко популярна пластика
Ольга Григорьева
У мужчин Марокко популярна пластика Склонность человека быть красивым не идет в разрез со священными писаниями всех мировых религий.
Увеличение груди Кайли Дженнер: было или нет?
Марина Городецкая
Увеличение груди Кайли Дженнер: было или нет? Мы проследили путь взросления самой Кайли и смогли заметить, как изменились формы самой молодой миллиардерши в мире. 
Патологии век: блефаропластика как решение
Ольга Григорьева
Патологии век: блефаропластика как решение Возраст, некоторые заболевания и определенные косметические процедуры могут повлиять на мышцы и кожу верхних и нижних век.