Пластический хирург Илья Казанцев

Причина подкорректировать какие-то черты лица или фигуры должна быть объективной
  1. Ирина Веснина
Пластический хирург Илья Казанцев

Мысль о пластической операции проскальзывает хоть раз в жизни почти у каждого человека. Кто-то недоволен своей внешностью и настроен решительно — обращается к пластическому хирургу. Других может не устраивать какая-то мелочь, но они вполне могут смириться с этим. Но что делать, если сомнения одолевают каждый день? Когда лучше проконсультироваться с профильным специалистом? На что обратить внимание при выборе доктора и клиники, чтобы вернуться из операционной красивым и здоровым? Ответы на эти и другие вопросы мы узнали во время интервью с кандидатом медицинских наук, пластическим хирургом из Томска — Казанцевым Ильей Борисовичем. Эксперт выполняет около 400 реконструктивных и 300 эстетических операций в год.

Корр.: Скажите, как можно понять, что тебе нужно идти к пластическому хирургу?

Илья Казанцев: Обычно на консультацию к нам приходят люди, которых что-то не устраивает в своей внешности и они настроены это исправить. Причина подкорректировать какие-то черты лица или фигуры должна быть объективной.

Корр.: А что значит объективность в плане эстетической пластики?

Илья Казанцев: Сами пациенты могут обращаться и с необъективными причинами, а определить, действительно ли нужна операция данному человеку или это больше его надуманные причины, предстоит хирургу. Если пациенту не нужна операция, хороший врач обязательно скажет об этом.

Корр.: Точно? А то ведь часто пластических хирургов обвиняют в том, что они хотят только заработать на своих клиентах?

Илья Казанцев: К сожалению, такие случаи все еще встречаются. Я сам знаю ряд хирургов, которые не считают нужным спорить или отговаривать пациента от пластики. Их ход мыслей таков: если человека что-то беспокоит, почему бы не избавить его от этого. Он ведь будет доволен, тем более, еще и заплатит. В чем проблема?

Главная задача для пластического хирурга — определить эстетическую норму для конкретного пациента

Я же так не работаю и оперирую только по показаниям. Если никаких показаний к вмешательству нет, я так и говорю пациенту. Более того, буквально недавно Порядок оказания медицинской помощи по пластической хирургии был изменен. Теперь именно врач определяет объем операции по эстетической норме. Раньше же главное слово было за пациентом.

Корр.: И что же это за норма такая? Она реальна?

Илья Казанцев: Эстетическая норма включает в себя несколько параметров. Это пропорциональность, симметрия, определенные анатомические характеристики зоны, характеристики мягких тканей в том или ином месте. Рассмотрим, к примеру, принцип старения кожи: на одном участке есть признаки старения, а в другом они отсутствуют — все это в целом и означают эстетическую норму. Которая всегда индивидуальна.

Помимо эстетической нормы, часто говорят о стандартах красоты, о золотом сечении, однако всё это будет бесполезно, если мы не примем во внимание индивидуальные особенности пациента. Главная задача для пластического хирурга — определить эстетическую норму для конкретного пациента.

Корр.: Вы позиционируете себя как одновременно эстетического и реконструктивного хирурга, который выполняет все виды операций. Неужели это правда?

Илья Казанцев: Есть некоторые виды пластики, которые я еще не выполняю, но уже скоро буду ими заниматься. Приоритетными направлениями в работе для меня являются операции на лице. Это пластика век, ушей, ринопластика, омолаживающие лифтинги. Также особенно часто провожу маммопластику, подтяжку живота и бедер, липосакцию и липофилинг. Акцент в реконструктивной хирургии я делаю на коррекции сложных дефектов в сложных анатомических областях (коррекция наружного носа, наружного уха, лица, тела там, где не хватает донорских тканей) сформированными перфорантными лоскутами (кожа, подкожная клетчатка, фасции). Такие вмешательства относятся к микрохирургическим вмешательствам.

Выбор пластического хирурга

Корр.: Хотя информированность о пластической хирургии сегодня растет, люди привычно думают об этой отрасли в двух направлениях. Либо это ужасные скептики, которые всегда ставят в пример истории о летальном исходе, либо это люди, которые сравнивают пластические операции с походом к стоматологу…

Илья Казанцев: Любая операция, будь это плановое вмешательство или экстренная хирургия, всегда имеет риски. По этой причине нужно приложить все усилия, чтобы снизить их. Для этого нужно обращаться в проверенные клиники и к квалифицированному хирургу. Врач должен иметь медицинское образование, различные сертификаты на выполнение той или иной операции. В клиниках должно быть современное оборудование, круглосуточный стационар, возможность гемотрансфузии, рентген, чтобы исключить пневмотораксы и другие экстренные состояния. В штате медцентра должны быть анестезиологи-реаниматологи. Именно эту информацию должен узнать пациент, а не спешить в первую попавшуюся клинику, предложившую акции или скидки.

Перед операцией обязательно проводится обследование — пациент должен сдать необходимые анализы. Таким образом выясняется состояние здоровье человека, нет ли у него каких-то заболеваний, способных повысить операционные риски или принести вред здоровью пациента. Бывает так, что во время предоперационного обследования человек узнает о болезни, о которой раньше даже не знал.

Еще один обязательный пункт перед операцией — обстоятельная консультация с анестезиологом. Доктор собирает ваш анамнез, выясняет, были ли раньше какие-то аллергические или индивидуальные реакции на определенные анестетики. Всё это очень важно, чтобы не допустить каких-то негативных последствий хирургического вмешательства.

Корр.: С клиниками мы с вами более менее разобрались. А что делать с хирургом? Точнее, как не ошибиться с выбором специалиста?

Илья Казанцев: По моему мнению, все медики делятся на тех, кто работает только руками (практикой) и на тех, кто успевает не только работать руками, но и развиваться — посещать конгрессы и мастер-классы, учиться новым методикам, читают и анализируют статьи и доклады коллег. Если ваш доктор выступает на международных конференциях со своим докладом, это характеризует его положительно. Значит, его отобрали в число спикеров, его методика интересна коллегам в мировом масштабе.

Пластическая операция на ушах

Немаловажное значение имеет и опыт пластического хирурга. Не поддерживаю «вчерашних выпускников», которые еще толком не оперировали, зато набрали себе подписчиков в соцсетях и заявляют о своем профессионализме. Такие указывают в списке услуг чуть ли не все виды операций, а сами не могут выполнить даже простейшие процедуры без осложнений для пациента. Ведь для успешного результата в любых случаях врач должен наработать опыт, оперируя разных пациентов, встречаясь с разными показаниями… Думаю, пациентам можно обратить внимание еще и на тех докторов, у кого есть опыт в реконструктивной хирургии.

Пластическая хирургия — это не только про имидж. Это направление медицины помогает повышать, улучшать качество жизни пациента, что тоже является одним из показателей здоровья человека. В какой-то степени эстетические операции помогают людям адаптироваться в обществе, в жизни, благодаря чему они избавляются от неуверенности в себе и находят истинное «я», проявляют свою настоящую сущность, а не скрываются за какими-то комплексами.

Также читайте на эту тему
Бюстгальтеры после маммопластики и мастэктомии
Диана Назарова
Бюстгальтеры после маммопластики и мастэктомии Уменьшение груди, её удаление из-за рака — поворотный момент в жизни женщины. Вопрос подходящего бюстгальтера в этом случае играет большую роль...
Бум пластической хирургии в Южной Корее
Ирина Веснина
Бум пластической хирургии в Южной Корее: стремление быть «выше нормы» Сегодня Южная Корея считается «столицей пластической хирургии» в мире, и в ней насчитывается самое большое количество косметических процедур на душу населения в мире...
Как убрать второй подборок?
Ольга Григорьева
Как убрать второй подборок: максимум возможностей Второй подбородок — не то, чем хочется гордиться. Он портит настроение и фотографии крупным планом, когда нужно искать позу, чтобы не выдать свой нечеткий овал лица...
Модели плюс-сайз тоже делают это: пластика подбородка
Ирина Веснина
Модели плюс-сайз тоже делают это: пластика подбородка Пластические хирурги раскрывают одну из самых распространенных процедур у моделей больших размеров.
Вагинальное омоложение и лабиопластика — не одно и то же
Марина Городецкая
Вагинальное омоложение и лабиопластика — не одно и то же Американское общество эстетической пластической хирургии сообщило о 500%-ном увеличении количества операций по лабиопластике за последние 5 лет.
Беспощадный союз пластической хирургии и социальных сетей
Марина Городецкая
Беспощадный союз пластической хирургии и социальных сетей В Южной Флориде, известной своим большим количеством успешных и неудачных пластических операций, социальные сети принесли в индустрию совершенно новый уровень сумасшествия.
Увеличение груди Кайли Дженнер: было или нет?
Марина Городецкая
Увеличение груди Кайли Дженнер: было или нет? Мы проследили путь взросления самой Кайли и смогли заметить, как изменились формы самой молодой миллиардерши в мире. 
Патологии век: блефаропластика как решение
Ольга Григорьева
Патологии век: блефаропластика как решение Возраст, некоторые заболевания и определенные косметические процедуры могут повлиять на мышцы и кожу верхних и нижних век.
Так ли важен размер?
Екатерина Третьяченко
Пластика мужских гениталий: так ли важен размер? Если верить исследованиям, то свыше 95% в области мужской генитальной хирургии были проведены по эстетическим причинам.