Пластический хирург Кирилл Пшениснов

О профессии, ставшей жизнью, и о жизни, которой не мешает профессия
Кирилл Павлович Пшениснов

Врачи, которые считают свою работу не просто профессией, а призванием, будут цениться всегда. Кирилл Павлович Пшениснов — один из таких врачей. Он пластический хирург с многолетним стажем, д.м.н., имеющий квалификацию в реконструктивной хирургии и травматологии. В интервью он рассказал о своих жизненных принципах, о том, что для него является главным в работе, о параметрах, определяющих человеческую красоту.

Корр.: Кирилл Павлович, за свою жизнь Вы работали не только пластическим хирургом. Я знаю, что Вы одно время занимались и реконструктивной хирургией, и травматологией. В чем отличие этих областей?

Кирилл Пшениснов: Хирургия спасает жизни, а пластическая — внешность. И то, и другое, безусловно, важно. Иногда после устранения самого небольшого недостатка в облике пациент чувствует себя счастливее, чем если бы ему собрали и срастили кости в раздробленной руке! Пластическая хирургия более… эмоциональна. Я называю ее хирургией личности. В моей практике были такие случаи, когда человек благодаря пластической операции полностью менял свою жизнь, отношение к себе. Так, один деловой человек просил исправить его нос, который был сломан. Из-за этой давней травмы его внешность не отвечала представлениям людей о бизнесмене, из-за чего на переговорах его часто принимали за охранника. Конечно, жить это не мешало, но и приятного тоже мало.

Чтобы быть хорошим пластическим хирургом, нужно быть психологом. Изменить что-то во внешности — это не сложно, голая техника. Но только психолог сможет тонко уловить нюансы и внести такие коррективы, которые помогут человеку измениться внутренне.

Корр.: Когда Вы решили уйти из общей хирургии в пластическую?

Кирилл Пшениснов: Так вышло, что еще в годы учебы в институте я посещал факультативы Юрия Васильевича Новикова, прекрасного хирурга и преподавателя. Он привил нам интерес к сложной реконструктивной хирургии. На его занятиях мы сшивали сосуды, пересаживали ткани тела, восстанавливали функции и целостность конечностей после травм. Это стало первым шагом на пути к пластической хирургии. Заинтересовавшись реконструктивной медициной, я не мог оставить без внимания и ее эстетическую сторону, ведь, как известно, пластическая хирургия включает в себя и то, и другое. После того как я защитил докторскую диссертацию, у меня появился шанс уехать на стажировку в США. И я им воспользовался. Заграница в начале90-хбыла единственной возможностью получить знания в области эстетической пластики, потому что в нашей стране о ней было известно еще очень мало. Когда мы оперировали первых пациентов здесь, в России, нам приходилось привозить инструменты с собой: у нас про такие технические приспособления даже не слышали. Помню, что первой моей пациенткой была женщина, которой я делал круговую подтяжку лица. Она похудела на 20 килограммов, из-за чего кожа повисла. Это была уже пластическая хирургия в чистом виде.

Коор.: Кирилл Павлович, что для Вас пластическая хирургия?

Кирилл Пшениснов: Это моя профессия, мое призвание, дело всей моей жизни. Как пластический хирург я занимаюсь тем, что меняю внешность человека, стараюсь сделать ее лучше. Врачи — они лечат людей, спасают их жизни в прямом смысле слова. А к эстетической медицине люди обращаются добровольно, веря и надеясь, что операция поможет им изменить жизнь, наладить отношения в семье, подняться по карьерной лестнице… Все это зависит только от человека, но, знаете, в моей практике были и такие случаи, когда после операции пациент расцветал, становясь другим человеком. И его жизнь действительно менялась в лучшую сторону!

Корр.: Люди приходят к Вам с объективными проблемами во внешности? Или есть те, кому операция не нужна?

Кирилл Пшениснов: Безусловно, есть небольшой процент людей с дисморфофобией — заболеванием психики, при котором человек становится несчастным из-за незначительного дефекта своей внешности, иногда надуманного. Таким людям операции я проводить не стану, потому что они все равно пройдут впустую: человек не сможет получить удовлетворения, каким бы прекрасным ни был результат. Однако большая часть тех, кто обращается ко мне за помощью, — люди со вполне конкретными проблемами. Приходя ко мне, они знают, что хотят в себе поменять и что они получат в итоге. Я с удовольствием помогу им стать еще красивее, чем они есть сейчас.

Бывают еще ситуации, когда человек просить сделать операцию, но она ему не нужна. Представьте, у него сбалансированные черты лица, пропорции. Любое оперативное вмешательство их испортит. Такому пациенту я тоже откажу, потому что мне нечем ему помочь: он не нуждается в моей помощи.

Корр.: Скажите, Вы сами определяете, что будет лучшим вариантом для человека? Или последнее слово остается за ним?

Кирилл Пшениснов: Решающее слово всегда за пациентом! Прося об операции, человек должен четко понимать, что и как он хочет в себе изменить. Я помогу ему определиться с тем, как исправить тот или иной дефект, могу посоветовать, но решать за него я не буду. За границей, во Франции, есть закон относительно этого. Там между консультацией и операцией должно пройти минимум две недели, которые даются человеку на размышление. За это время он может передумать или переосмыслить свое желание оперироваться. Иногда я думаю, что такой закон был бы уместен и в нашей стране.

Корр.: То есть даже если Вы видите, что человеку можно сделать еще какую-либо операцию, Вы этого не скажете?

Кирилл Пшениснов: Скорее всего нет. Есть риск, что человек зациклится на моих словах и заработает себе комплекс на этой почве. Если он не просит меня изменить конкретно эту часть тела или лица, то значит, она его устраивает. Мое видение здесь неуместно.

Корр.: Что для Вас красота? Как Вы ее понимаете?

Кирилл Пшениснов: Для меня красота — это гармония внешнего облика человека с его внутренним миром, естественность, доброта. Лицо человеку давно для того, чтобы выражать эмоции, а не быть безмолвной неподвижной маской. К сожалению, некоторые женщины забывают об этом, стремясь и в 50 лет быть девушками без единой морщинки на лице.

Я сужу о красоте человека не только по его внешнему виду, но и по внутреннему содержанию. Красивым должен быть не только облик, но и душа, поступки и мысли. Только таким образом можно достичь гармонии и истинной красоты.

Говоря о красоте как о результате операции, я подразумеваю максимальную естественность. Человек может страдать от своего чересчур большого носа и мечтать о маленьком. Ему будет казаться, что чем изящнее нос — тем красивее ему будет. Но это не так, потому что пропорции должны соблюдаться. Важно не то, какого размера будет нос, а то, как он будет выглядеть на конкретном человеке. Для пластики носа и в целом для пластики лица работает правило «золотого сечения», определяющее не только правильные, красивые пропорции, но и функциональную целесообразность. Нос должен гармонировать с формой и размером губ, с глазами, скулами, формой лица и еще десятком параметров, о которых обычный человек даже не задумывается, но его глаз подсознательно воспринимает эти пропорции, решая, какое лицо приятно, а какое — нет.

Корр.: Когда Вы делаете операции, Вы чувствуете себя больше врачом или художником?

Кирилл Пшениснов: Сложный вопрос. И ответ на него будет неоднозначным. Конечно, я оперирую не по шаблонам, у меня есть свое видение, я создаю человеку новый образ. Но в техническом плане проведение операции — это хирургическая профессия, мастерство. Пластическая хирургия — особая профессия, которая требует художественного видения, постоянного повышения квалификации и развития навыков, но при этом — точности в исполнении и академических фундаментальных знаний.

Есть среди моих коллег люди, которые считают себя больше творцами, вольными художниками человеческого тела. Их причисляют к богемным хирургам, к ним приходят люди, платят им огромные деньги за то, чтобы получить «внешность от N». Пациент по большей части не представляет, как он будет выглядеть, потому что хирург сделает так, как посчитает нужным, то есть на свой вкус. Для меня такой подход неприемлем, я работаю не для того, чтобы удовлетворять свои эстетические потребности, а для того, чтобы помогать людям.

Корр.: Кирилл Павлович, расскажите, пожалуйста, еще о пациентах или операциях, которые Вам чем-то запомнились.

Кирилл Пшениснов: В моей практике было много сложных случаев, были казусы… Ну вот, например, один из них. Сделали женщине операцию по установке имплантов (увеличение груди), а она через несколько дней после операции решила научиться летать на дельтаплане, представляете?! Стропы были неправильно закреплены, и импланты попросту… выдавило наружу. Она пришла ко мне за помощью, она ее получила. Думаете, на этом история благополучно закончилась? Нет! Моя активная пациентка занялась плаванием с аквалангом… как Вы понимаете, проблемы возникли снова.

Еще один случай, который врезался мне в память. Я делал реконструктивную операцию девочке из Украины. У нее врожденная аномалия: одна часть лица полностью парализована, а на теле не хватает одной молочной железы и нескольких ребер. Жить с таким сложно, и я всегда радуюсь, когда удается помочь человеку с его проблемой. Происходит не просто преображение, происходит чудо. Человек вырывается из плена своего несовершенного тела, у него появляется масса новых возможностей, перспектив… Как правило, люди, которые борются с такими недугами, очень сильны духом. Они стремятся к своей цели, они готовы сделать все, чтобы добиться ее. Такое заслуживает уважения и восхищения.

Корр.: Вы сказали про мотивацию пациентов. Она бывает разной?

Кирилл Пшениснов: Вы даже не представляете, насколько разной! Ко мне приходили люди, которым нужны операции по коррекции тела или лица, чтобы снова зажить полной жизнью. Их мало волнуют возможные шрамы, для них важно вернуть себе свое тело, выглядеть на свой возраст, не вызывать отрицательных эмоций или жалости у окружающих или у самих себя. Но иногда приходят мужья и приводят своих жен. Они готовы заплатить за то, чтобы превратить их в свой идеал и им по большому счету все равно, что эти женщины думают.

Есть еще мужчины, которые меняются ради себя, пытаются достичь мнимого совершенства. Они всегда недовольны результатом и всегда находят повод, чтобы повторить операцию или сделать новую. Таким людям я отказываю, потому что это бессмысленная трата моих сил и времени. Вместо исполнения чьи-то неумных капризов я могу помочь по-настоящему нуждающемуся человеку.

Корр.: Кирилл Павлович, Ваше имя широко известно в медицинских кругах. Наверняка это накладывает на Вас ответственность. Как Вы ощущаете себя в роли узнаваемого человека с именем?

Кирилл Пшениснов: Говоря откровенно, я никогда не считал и не считаю себя звездой хирургии. У меня есть знания, которые я получил благодаря своему желанию учиться; есть опыт и знания моих учителей, за что я всегда буду им благодарен. Когда я получал одну из первых своих профессиональных наград, медаль Министерства высшего образования, мои наставники дали мне прекрасный совет: не зазнаваться. Я помню об этом и обещаю, что никогда не стану почивать на лаврах и не позволю себе ценить себя неоправданно высоко.

Корр.: Работа пластического хирурга — непростой труд, требующий полной отдачи. У Вас остается время на что-то еще помимо работы?

Кирилл Пшениснов: Я преподаю и делаю это с огромным удовольствием. С не меньшим, чем то, которое я получаю при виде довольного человека после проведенной операции. Стараюсь распределять свои часы так, чтобы у меня оставалось время на все. Встаю в 6:30, с 8:00 до 8:30 у меня обход, потом совещание и с 9 часов — перевязки и осмотры. Дня три-четыре в неделю я оперирую, остальное время преподаю. По вечерам у меня тренажерный зал, а время с 9 до 10 вечера я посвящаю научной работе: пишу статьи, главы для книг, читаю. Хотелось бы больше времени посвящать отношениям с коллегами, семье, и я надеюсь, что однажды я к этому приду. Мы иногда ездим за границу не на конференции, а в отпуск, я и мои коллеги, с женами, с семьями. В таких поездках понимаешь, что отдых и человеческие отношения необходимы, чтобы не стоять на месте, а развиваться, получать новые эмоции, впечатления. Жизнь должна быть насыщенной, только тогда можно по-достоинству оценить ее.

Также читайте на эту тему
Комментарии
Ольга Бузова пластические операции
Ангелина Гумбатова
Какие пластические операции Ольга Бузова точно делала? Начавшая свою карьеру на телевидении в качестве участницы реалити-шоу «Дом 2», сегодня Ольга Бузова является успешной певицей, телеведущей, дизайнером и бизнесвумен...
Омоложение мезонитями: какими бывают осложнения после тредлифтинга?
Ирина Веснина
Омоложение мезонитями: какими бывают осложнения после тредлифтинга? Малоинвазивные процедуры подкупают пациентов своей безопасностью, ведь они обеспечивают меньшее вмешательство в организм, зачастую без хирургических разрезов...
Ограничения, преимущества и часто задаваемые вопросы о липофилинге груди
Ирина Веснина
Ограничения, преимущества и часто задаваемые вопросы о липофилинге груди Аутотрансплантация (пересадка) жира в настоящее время является одной из самых обсуждаемых тем в современной пластической хирургии. Многих пациентов привлекают не только продвинутые методы...
Алена Шишкова и ее пластические операции
Марта Русецкая
Алена Шишкова и ее пластические операции Безупречные черты лица и сексапильная фигура — вовсе не счастливое «наследство» от мамы, а заслуга пластических хирургов.
Ангелина Гумбатова
Закрытая ринопластика: щадящая коррекция носа Закрытый доступ дает более короткую реабилитацию и снижает риск возможных осложнений.
Ангелина Гумбатова
Как клиники пластической хирургии зарабатывают блестящую репутацию Какие факторы помогают клиникам пластической хирургии стать одними из лучших в своей сфере?
Качество услуг на рынке пластической хирургии в РФ
Ирина Веснина
Качество услуг на рынке пластической хирургии в России Отечественные специалисты обсудили существующую ситуацию и планируемые изменения в отрасли.
Взгляд Клеопатры – мечта любой женщины
Ирина Веснина
Взгляд Клеопатры — мечта любой женщины Рассмотрим хирургические и косметологические методы омоложения кожи вокруг глаз.
Липосакция Body-Jet избавит от лишнего жира
Александра Штольц
Липосакция Body Jet избавит от лишнего жира Неоспоримым преимуществом методики является способность удалять жировые излишки в больших по масштабу участков (зон) тела